2015 год № 2
H X M

Публикации

Подписаться на публикации

Наши партнеры

2015 год № 2 Печать E-mail


Сергей САЛЬНИКОВ

Человек с железным оленем, или Жизнь после шестидесяти


 

Безумно давно, еще в мои школьные годы, мне посчастливилось, как юному читателю, стать участником телевизионной встречи с писателем и журналистом Александром Харитановским*, который создал замечательную повесть «Человек с железным оленем». Это захватывающая история про мужественного человека с совсем не геройской фамилией Травин, который на своем железном коне, велосипеде, умудрился объехать вокруг нашей страны. Вокруг — значит вдоль границ, проделав таким образом около шестидесяти тысяч километров. Сегодня мало кто и слышал про этот подвиг, совершенный на границе двадцатых и тридцатых годов прошлого столетия. А уж изданную в 1960 году в Петропавловске-Камчатском небольшим тиражом книгу и сыскать невозможно.
Эта встреча на телестудии Петропавловска-Камчатского осталась неизгладимым впечатлением на всю жизнь. Разве мог я тогда предположить, что после школы буду шесть лет учиться вместе с будущим путешественником, который спустя десятки лет совершит нечто подобное — объедет на велосипеде всю планету.
Да, вот так, на велосипеде вокруг света, когда тебе уже исполнилось шестьдесят лет.

Мы не встречались с моим однокашником Сергеем Сахновым почти четыре десятка лет, с того счастливого и радостного дня, когда получили дипломы инженеров-судоводителей и, отпраздновав это событие в ресторане «Челюскин» города Владивостока, отправились служить в торговом флоте СССР. Такова судьба многих бывших однокашников — надолго пропадать из поля зрения. Иногда вообще навсегда. Увы!
Встретились мы, как это часто бывает, случайно, когда я проверял продажу своих книг «Память ангелов» и «Президент, тебе не стыдно?» в Интернет-магазине издательства «Неформат». Среди фамилий новых авторов увидел знакомую — Сергей Сахнов, а также его книгу «Есть ли жизнь после шестидесяти, или Вокруг света на велосипеде». Интернет, конечно, зараза, но кроме того негативного, за что его часто и заслуженно ругают, он дает возможность отыскать человека, которого, казалось, потерял из виду на все времена.
Да и как без Интернета я смог бы найти автора книги, путешественника, моего однокашника и тезку Сергея, который на этот момент был уже на далекой Аляске, в небольшом городке Кадьяк. Я связался с ним. Эксклюзивное интервью с путешественником и писателем Сергеем Сахновым представляю ниже.

— Сергей, с нашей последней встречи лет прошло столько, что и вспоминать страшно. Расскажи коротко, что и как произошло с тобой после выпускного вечера и получения путевки в большую жизнь от нашей Альма-матер в 1973 году?

— Да, Сергей, прошло более сорока лет, так и хочется сказать, что «столько не живут». Шутка, конечно, но из почти ста человек выпуска судоводительского факультета ДВВИМУ 1973 года уже нет в живых двадцать человек. Шутка с горьковатым привкусом получается. Коротко описать мою бурную жизнь за последние сорок лет вряд ли удастся, но я постараюсь. По распределению я был уже направлен в Дальневосточное морское пароходство, и в 1973 году в мае был назначен третьим помощником капитана теплохода «Лара Михеенко». В то время я был уже женат и у меня была маленькая дочь. Помнишь свадебную лихорадку, которая охватила нашу роту на четвертом курсе училища, когда по субботам не хватало времени, чтобы побывать на всех свадьбах.
Мое первое штурманское назначение едва не стало для меня последним: самоходная двадцатитонная баржа, которой я управлял во время самовыгрузки, из-за сильного шторма перевернулась на баре реки Хатырка. Меня, моего моториста и случайного пассажира поднял из воды экипаж другой баржи, когда мы уже отдавали богу души от переохлаждения. В тридцать один с небольшим я стал капитаном дальнего плавания и получил под командование теплоход «Бухара», в шутку я называл себя Эмиром Бухарским. Через двое суток, после того как я принял командование судном, во время выгрузки на необорудованный берег силами экипажа погиб молодой парень, второй радист, — его раздавил по трагической случайности его же друг, управлявший трактором. И, невзирая на мою полную невиновность, меня разжаловали в старшие помощники капитана на полгода: так началась моя капитанская карьера.
Просто перевозить грузы из порта в порт мне было неинтересно, и в 1985 году я отправился на судоверфь города Херсон на приемку дизель-электрохода «Витус Беринг», судна усиленного ледового класса, сконструированного специально для проведения грузовых операций в высоких широтах с использованием вертолетов. После выхода из постройки последовали четыре года интереснейшей работы в Арктике и Антарктиде, высадка экспедиции на дрейфующую льдину СП-30 в 1988 году в районе северного полюса.
Все мы пришли в морское училище на волне морской романтики. Я, кстати, с самого начала рассматривал работу на море как возможность вырваться из-за так называемого железного занавеса, путешествовать и при этом получать хорошие деньги. Романтика парусных плаваний пленяла меня с самого детства, я мысленно представлял себя участвующим в морских сражениях во главе абордажной команды, прыгающего на палубу неприятельского судна со шпагой в руке. Приходилось только жалеть, что ушли те далекие времена. И вот я узнаю, что для ДВВИМУ строится в Польше большое парусное судно под названием «Надежда».
Пройдя стажировку дублером капитана на однотипном паруснике «Паллада», вскоре я уже был на польской судоверфи в порту Гданьска. Через полгода «Надежда» успешно прошла ходовые испытания и встала намертво у причала верфи: у ММФ не было восемнадцати миллионов долларов для оплаты постройки — шел 1990 год, и в России было смутное время.
Провести парочку лет, слоняясь по пивнушкам Гданьска в ожидании, когда ММФ найдет деньги, меня не устраивало, да и мои отношения с руководством ДВВИМУ не сложились. Тогда я решил попытать счастья в так называемом западном мире и нанялся через морское агентство в Гдыне третьим помощником капитана на судно, принадлежащее английскому судовладельцу и плавающее под флагом Вануату. Немного осмотревшись, перешел на работу в греческую компанию уже старпомом, и вскоре греки назначили меня капитаном большого балкера.
Работа в западных судоходных компаниях сильно изменила мой менталитет, поэтому я уже не хотел работать за гроши на советских судах. Через два года вернулся в Россию и не узнал страну: началась дикая приватизация, разгул бандитизма. Но, конечно, было и хорошее — можно было свободно заниматься частным бизнесом. Поработав в офисах нескольких частных судоходных компаний, я основал свою собственную. Успешный бизнес продолжался более пяти лет. Моя судоходная компания развивалась и к 2005 году состояла из пяти сухогрузов: три — собственность компании и два — «под операторством».
Потом наступили тяжелые времена, моя склонность к принятию рискованных и быстрых решений, а также спад в судоходстве сыграли со мной злую шутку. Я влез в плохо просчитанный проект с крупнотоннажным танкером. Затраты на его ремонт и дальнейшая убыточная эксплуатация пустили на финансовое дно весь мой судоходный бизнес.
Мое моральное состояние было ужасным, я впал в глубокую депрессию, жизнь, казалось мне, потеряла всякий смысл, и в голове бродили мысли о самоубийстве, оставалось только выбрать способ, как это сделать. Самое большое мое морское сражение я проиграл, и надо было думать, как выжить самому.
Потом пришло спасительное решение: бросить все к чертовой матери, уехать из страны и начать новую жизнь с нуля в местах, где меня никто не знает. «Кливер поднят, с долгами покончено», — так говорили в старину моряки парусного флота, радуясь отходу судна в море и оставляя неоплаченными свои долги в портовых кабаках. В сентябре 2006 года я улетел в США к дочери Марине.
Мне потребовалось более трех лет, чтобы выйти из депрессивного состояния и начать планировать новую жизнь. Сейчас я в полном здравии и у меня куча энергии. Сергей, это короткое и достаточно эмоциональное жизнеописание за период в сорок лет, примерно по пятнадцать слов на каждый год, поэтому будем считать, что я выполнил твою просьбу написать кратко.

— А что заставило отправиться в столь отчаянное путешествие? Жажда приключений, желание доказать себе, что жизнь не заканчивается с приходом пенсии или неуемное честолюбие, тяга к славе? А может, еще что?

— Я думаю, прежде всего, жажда приключений, дух авантюризма, в лучшем понимании этого слова — это, так сказать, жесткий набор моего корабля: шпангоуты, бимсы, киль и прочее — ну а все остальное уже крепится к этой устойчивой конструкции. Честно говоря, все пункты, которые ты перечислил в своем вопросе, тоже имеют место быть в той или иной степени. Человек я, и ничто не чуждо мне людское! Раньше я планировал отправиться в одиночку вокруг света на яхте, но, сам знаешь, как всегда бывает: есть деньги — нет времени, есть время осуществить что-то, но уже нет денег, а может и здоровья или того и другого вместе. С одной стороны, на больших судах я совершил несколько кругосветных плаваний, но на яхте, велосипеде или пешком — это совсем другое дело.
Вылетев из бизнеса и лишившись любимого дела, что составляло смысл всей моей жизни в то время, да еще и с начальной пенсией в три тысячи сто двадцать девять рублей, я понял: только грандиозная идея, уходящая за пределы моей жизни, которая поглотит меня всего без остатка, спасет меня и поднимет мою жажду активной жизни.
Мало-помалу в моей голове оформился костяк «пожизненного проекта» под коротким названием «В шестьдесят жизнь только начинается». С моей точки зрения — это универсальная формула. Жизнь можно снова начинать и в двадцать пять, и в пятьдесят, и в семьдесят, и с очередного понедельника, а я начал в шестьдесят, так уж у меня получилось.
Сначала нужно было доказать самому себе, есть ли активная жизнь после шестидесяти. Я принял решение ехать на велосипеде вокруг света. Почему сразу вокруг света? Почему на велосипеде? Во-первых, чтобы проект был успешным, он должен, прежде всего, поразить мое воображение своей масштабностью. Ну а велосипед я выбрал, полагая, что небольшие начальные расходы дадут мне возможность отправиться в путь немедленно, заодно проверить и свои физические возможности. Двадцать первого марта 2010 года, после всего лишь двухнедельной подготовки, я выехал из Сочи на восток с намерением обогнуть земной шар за один год.

— Планировал ли написать свою книгу, когда отправлялся в этот рискованный вояж, или это появилось позднее?

— Вопрос писать книгу или не писать вообще не стоял. Конечно, писать! Да, я планировал написать книгу, тем более уже обладал небольшим литературным опытом в написании морских рассказов, которые имели успех у моей семьи и друзей, дальше этого дело не шло, и никаких публикаций моих рассказов не было.
Сам мой проект «В шестьдесят жизнь только начинается» предполагал распространение информации о моем активном образе жизни до конца дней моих, как говорится. Прежде всего, это нужно мне, также, надеюсь, это поможет многим людям в возрасте расправить крылья и взглянуть на остаток жизни с оптимизмом, думаю, и молодым будет полезно, пусть знают, что энергичным и сильным можно быть и после шестидесяти, все зависит только от нас самих. Сколько я проживу, никто не может сказать, главное, чтобы это было с огоньком в глазах. Стиль моей жизни сейчас (да и всегда он был таким) можно причислить к разряду экстремальных, потому что живу, работаю и путешествую на грани физических и моральных возможностей. Именно это и делает жизнь интересной и дает силы переносить трудности с удовольствием.

— Такое путешествие стоит уйму денег. Как ты решал этот вопрос?

— Очень интересный вопрос. Состояние безденежья обычно определяется одной короткой фразой: «Денег нет, и денег нет вообще». Так вот на начало моей велосипедной кругосветки денег не было вообще. В то время я уже вернулся в Россию и жил в маленьком курортном городке на берегу Азовского моря в Краснодарском крае. Почему вернулся? Работы в Калифорнии найти я не смог. Развозить пиццу по домам мне не хотелось, да и выйти из депрессивного состояния я тоже не мог: чужая культура, язык, образ жизни — все это давило на меня, и я ничего не мог с собой поделать.
Вернувшись в Россию, сразу почувствовал себя лучше. Оклемавшись немного, пустился в различные рискованные финансовые проекты в Интернете, которые вскоре благополучно прикончили жалкие остатки моих последних средств. К началу весны 2010 года я полностью освободился от всего, терять уже было вообще нечего. Следовало приобретать, а это означало начало новой жизни с чистого листа.
Тогда я спросил самого себя: что ты теперь будешь делать? Сам же себе и ответил: хочу путешествовать по миру и ощутить себя жителем планеты Земля, хочу чувствовать себя как дома в любой точке земного шара. На занятые у двоюродного брата деньги я купил хороший велосипед и необходимое снаряжение. Все это обошлось примерно в тридцать две тысячи рублей. Осталось семь тысяч на начальные расходы. С этими средствами я и начал свою «кругосветку».
Перед началом моего путешествия я прочитал массу различных отчетов о подобных проектах и почерпнул много полезной информации. На своем светоотражающем жилете я написал впереди «СОЧИ — САХАЛИН» (как первый этап путешествия по России). На спине надпись «ВОКРУГ СВЕТА ЗА 365 дней», а под ней призыв спонсировать мой проект в надежде привлекать средства по дороге. Кстати, это работало, хотя и не очень. Моя дочь разослала призыв по своим друзьям в США, и они активно откликнулись. Мои друзья, родственники, родители, жена Татьяна, дети, сестра — все активно помогали мне чем могли.
Естественно, эти суммы небольшие, но они поступали регулярно и всегда в нужное время. Благодаря этому я «держался на плаву», пока не добрался до Аляски, где с помощью дочери и ее друзей устроился работать на судне матросом. Мое путешествие по России было спланировано таким образом, чтобы я мог посетить своих многочисленных родственников, а также однокашников по ДВВИМУ. Заехал в Челябинск к Геннадию Гобову, в Красноярске — к Валерию Московскому и Виктору Потылицыну, в Забайкалье — к Володе Франштуту. Естественно, везде получал теплый прием и поддержку.
Заработав денег на Аляске, я продолжил свое путешествие вокруг света. Надо сказать, во всех странах, где я проезжал, у меня происходило общение с местными бомжами, и, кстати, от них я получал ценные советы: как добыть бесплатную пищу и одежду, как выжить без денег или почти без них. Сейчас, опираясь на свой опыт, я могу смело заявить, что смогу прожить в любой стране «по минимуму», так сказать. Нужно только снять с себя любые ограничения «по комфорту». Я одинаково прекрасно себя чувствовал, проведя ночь на грязном полу в сибирской «шиномонтажке», в случайной кочегарке, в палатке под проливным дождем или на белых простынях в придорожном отеле.
В общей сложности, мне удалось привлечь около ста тысяч рублей и заработать на Аляске около трехсот тысяч рублей. Это позволило мне благополучно завершить мое двухсотсемидесятидневное путешествие вокруг земного шара. Самым тяжелым в финансовом плане был маршрут от Сочи до Благовещенска, когда я мог позволить себе потратить только тысячу рублей на каждые пятьсот километров пути. Это по двести рублей в сутки на все про все, при нагрузке в сто километров в день. Потеря веса составила почти четырнадцать килограмм. Проведя десять дней у родителей в Благовещенске, я немного отъелся, и мой вес стабилизировался.

— Многие в такие годы стараются не отрываться от дома дальше, чем на сто-двести метров и предпочитают путешествовать на диване возле телевизора или сидя за компом. Не так ли?

— Про «сто метров» ты здорово сказал, Сергей. Мне это напомнило шуточное правило: «Если женатый мужчина случайно отошел от дома более чем на сто метров, то он считается холостяком». Так что отходите, мужики, иногда хотя бы на половину километра от дома. Шутка, конечно, но это правило мне нравится, а вам? Ха-ха-ха!
Надо сказать, полной уверенности, что я смогу проехать все двадцать тысяч километров в седле велосипеда, как планировал, за год — у меня не было. Решил для себя, что если успешно проеду от Сочи до Ростова (а это шестьсот восемьдесят километров пути, из них двести пятьдесят по горной местности), то поеду дальше, если нет, то буду искать что-то другое, например, автостопом, но все равно вокруг света. Примерно через неделю я достиг Ростова, проехав в последний день около ста восьмидесяти километров за двадцать часов почти непрерывного хода.
Я сбил свой многострадальный зад в кровь, и мне потребовалось почти четыре дня, чтобы прийти в норму, но я был счастлив, так как понял, что смогу выполнить то, что задумал. С моей точки зрения, в такого рода путешествиях главное не силовые решения, а стабильное равномерное движение вперед в режиме, который вы можете себе позволить. Даже если не обладаете поначалу опытом, главное правило — не перегружаться, иначе можно быстро сойти с дистанции. Опыт и выносливость придут позже. Конечно, не все могут крутить педали по пятнадцать часов в сутки в течение многих месяцев, но я это смог.
За здоровье в таких путешествиях беспокоиться не стоит. За все время пути я не чихнул ни разу, хотя промокал до костей неоднократно и сутками находился в сырой одежде. Вспомним опыт военной медицины во время Второй мировой вой-ны, когда солдаты месяцами сидели в сырых окопах и не простывали, а начинали болеть только тогда, когда их отводили на отдых в тыл. Спустя девять месяцев я закончил кругосветку, проехав около пятнадцати тысяч километров в седле велосипеда, и был в прекрасной спортивной форме.

— Итак, ты написал книгу «Жизнь после шестидесяти, или Вокруг света на велосипеде». Кому она адресована, и что самое интересное в ней, на твой взгляд? Когда она написана? Где издана?

— Путевые заметки я начал писать с первого же дня и продолжал это делать до последнего дня моего кругосветного путешествия. Все, что я писал во время путешествия регулярно, при первой возможности рассылал вместе с фотографиями по электронным адресам моих родственников, друзей и знакомых. А они, в свою очередь, отсылали это по своим контактам, так что за моим движением следило как минимум человек двести, если не больше. Своего вэб-сайта у меня тогда еще не было. По окончании путешествия оставалось только немного сократить мои записи и отредактировать.
Кому адресована книга? Сначала я думал, что она будет востребована теми, кто приближается к шестидесяти годам, но мне писали письма даже молодые люди, которых я встречал по пути, поэтому я понял, что и молодым это тоже интересно. Старшее поколение тоже откликнулось. Я с удовольствием вспоминаю комментарий одной дамы на статью о моем путешествии. Она написала: «Хочу быть такой же бабкой и иметь такого деда, как Вы».
Все, скорее всего, зависит от того, на какую волну настроен человек. Самое интересное, на мой взгляд, в книге — это встреченные мною люди и их истории, их эмоциональная реакция на человека, путешествующего вокруг света почти без копейки денег в кармане. Без этого книга напоминала бы технический отчет о пройденных километрах. Мою книгу, естественно, можно и нужно рассматривать как руководство к действию и даже как справочник для тех, кто захочет использовать мой опыт так же, как и я использовал опыт других путешественников. Я старался передать все события в книге искренне, честно, с юмором и эмоционально, так, как это было на самом деле. Как это получилось, судить читателям. Мою книгу «Есть ли жизнь после шестидесяти, или Вокруг света на велосипеде» можно прочитать на моем сайте и при желании скачать без всякой оплаты. Сейчас готовится к изданию бумажный вариант, новости о выпуске книги можно узнать на моем сайте.

— Несколько самых запоминающихся эпизодов из твоего путешествия. Возможно, трагических, возможно, смешных.

Как говорится, о самом интересном и не напишешь. Шутка, конечно, но было и такое в моем длительном путешествии по земному шару — жизнь есть жизнь.
Мне трудно выделить самое запоминающееся, иногда за один день происходило столько событий, и комичных, и трагичных, что хватило бы на несколько лет обычной жизни.
Например, на третий день пути я встретил на дороге человека, который на тот момент (март 2010 года) уже одиннадцать лет скитался по лесам и дорогам между Сочи и Новороссийском. Для меня эта встреча была важна тем, что я взял у него мое первое интервью, которое полностью вошло в книгу. И потом во всех странах я также писал о таких людях. Так появилась тема международного «бомжовства». Помню, как один дорожный рабочий недалеко от Дагомыса, увидев мою надпись на жилете «Сочи — Сахалин», покачал головой: «Мужик, ты не доедешь, я в поезде ехал до Сахалина восемь дней и так устал».
Угроза быть сбитым обгоняющим меня транспортом существовала каждую минуту пути, и, надо сказать, несколько раз в разных странах я был на волосок от гибели. Недалеко от Новосибирска обгоняющая меня фура внезапно начала прижимать меня к правой бровке на скорости около ста километров и скользящим касанием своего борта сбросила меня в кювет. К счастью, я отделался легким испугом. Оказалось, что водитель фуры уходил от лобового столкновения с грузовиком с уснувшим водителем за рулем.
В разных вариациях такая же ситуация повторялась почти в каждой стране, по которой я проезжал. На Аляске произошло то, что я не мог предположить даже в самом кошмарном сне. Чтобы заработать денег на продолжение моего путешествия, я нанялся матросом на небольшое низкосидящее судно-снабженец, длиной пятьдесят пять метров. В октябре мы, переходя залив Кука, попали ночью в жестокий шторм, и стоящие на палубе тяжелые бензовозы, оборвав крепежные цепи, начали сползать на левый борт. Мне и молодому матросу по имени Дакота пришлось заводить новые цепи, ползая под движущимися бензовозами и периодически погружаясь в заходящую на грузовую палубу ледяную волну. Все обошлось, и мы тогда не потеряли груз и не перевернулись, правда, в голову пришла мысль: многовато что-то экстрима для легкой велосипедной прогулки по земному шару.
Была масса смешных историй в пути. Например, когда я пересек североамериканский континент от Тихого океана, а точнее от города Сан-Диего, до побережья Атлантического океана и в шесть утра выкатился на безлюдный песок пляжа города Майами-Бич, то увидел только двух молодых людей, девушку и парня, которые увлеченно занимались сексом на стеллажах для загара. Вроде ничего смешного в этом нет, но я от неожиданности, проходя мимо в полуметре, автоматически произнес обычное «good morning», на что они, увлеченные «утренней гимнастикой», никак не отреагировали.

— Как сейчас складывается твоя жизнь — творческая и обыденная? Какие планы на будущее? Возможно, есть задумки на следующее путешествие? Или сразу на несколько?

— На Аляске я открыл свой «Клондайк»: нашел хорошую сезонную работу и возвращаюсь теперь сюда каждый год. Работаю на том же судне и в ближайшее время планирую получить капитанскую лицензию, дающую мне право командовать судами прибрежного плавания в водах США. С ноября по март я продолжаю путешествовать и уже совершил два одиночных похода по зимней Аляске и Байкалу. Естественно, я пишу об этом книги. Мои зимние пешие путешествия являются подготовкой для будущих походов на южный и северный полюса. В планах: обучение вождению небольшого самолета и получение лицензии на его управление, для этого я уже совершил в прошлом году ознакомительный полет в летной школе в Калифорнии. С накоплением летного опыта планирую облететь земной шар за штурвалом самолета. Все это как раз и является выполнением моей программы «В шестьдесят жизнь только начинается»!

— Ну и, конечно, когда вернешься из своего очередного путешествия, то первое интервью мне. Договорились?

— Без проблем, но еще лучше — поехали вместе, увидишь все собственными глазами.

— Спасибо, я подумаю, может, ты и прав и стоит иногда забывать про дату своего рождения и груз возраста!


* Писатель Александр Харитановский в 2015 году отметил девяностолетие. Живет в Курске.

 

Архив номеров

Новости Дальнего Востока